Современное произношение жителей Москвы

Современное московское произношение не только отличает жителей Москвы, но и является на настоящий момент нормой русского литературного языка. Современное произношение сформировалось к середине прошлого века и объединило в себе характерные черты старомосковского и старопетербургского произношения. Старомосковское произношение можно теперь встретить только в речи старшего поколения или же в речи, используемой в театре – например, Малый театр бережно относится к традициям русского языка и настаивает именно на таком варианте произношения.

1

Почему же именно московское произношение стало считаться литературным? Прежде всего, потому что на период формирования московского произношения Москва уже являлась центром русского государства, что и определило ее роль в качестве законодательницы орфоэпических норм. Однако Ломоносов писал в «Российской грамматике», что помимо своей исторической важности, московский говор является также и приятным для слуха, так что его возведение в литературную норму – вполне заслужено.

книга

Формирование старомосковского произношения – длительный процесс, который продолжался несколько веков и окончательно завершился только к XIX веку. Уже начиная с конца XIV века, Москва объединила под собой все северорусские княжества и часть южнорусских княжеств, что и определило характерную особенность московского произношения –  совмещение двух основных наречий русского языка – северного и южного.

Старомосковское произношение обладает рядом черт, частично сохранившихся в современном варианте произношения.

Во-первых, наиболее известной и характерной чертой московского произношения является так называемое «аканье» – т.е. произнесение буквы «о» в безударной позиции как [а]. Эта черта была заимствована из южнорусского наречия, и сейчас часто воспринимается, как «визитная карточка» московского произношения.

Во-вторых, согласные звуки, стоящие перед другими мягкими согласными, в старомосковском произношении также произносились мягко «д’верь», «с’вет», «с’ледующий», «зон’тик». В современном московском произношении эта тенденция сохранилась, прежде всего, для переднеязычных согласных, в других же случаях подобное смягчение встречается крайне редко. Для старомосковского произношения было также характерно смягчение губных и заднеязычных согласных, стоявших после ударного звука [э] – «ве[р’]х», «пе[р’]вый», «четве[р’]г». Это правило практически полностью утрачено в современной речи.

Во-третьих, сочетание букв «чн» или «чт» часто произносилось как [шн] и [шт] соответственно: «ябло[шн]ый», «моло[шн]ый», что, однако, наблюдалось далеко не во всех случаях – в частности, если слово было образовано от другого слова со звуком [ч]: например, «да[ч’]ный». Еще одним исключением из этой правила были слова, имеющие в предыдущем слоге согласный «ш»: «игруше[ч’н]ый», «кроше[ч’н]ый». В современном московском произношении сочетания «шн» и «шт» твердо закрепились за рядом слов, например, «[шт]о», «ску[шн]о», «коне[шн]о», причем наблюдается общая тенденция к преобладанию произнесения [ч’н].

В-четвертых, сочетание букв «зж», «жд», «жж» произносилось как долгий мягкий звук [ж’ж’] – «во[ж’ж’]и», дро[ж’ж’]и, «по[ж’ж’]е», до[ж’ж’]и. Кстати, именно согласно этому правилу слово «дождь» по старомосковским правилам произносилось как «до[щ’]», что довольно часто и по сей день можно услышать в прогнозах погоды по телевизору.

В-пятых, старомосковское произношение предполагало произнесение звука, близкого к [ы] в первом безударном слоге «жа», «ша» и «ца» – например, «[шы]мпанское», «[шы]ги». Несмотря на то, что на первый взгляд это правило кажется довольно странным, оно твердо закрепилось и в современном московском произношении, однако встречается только в некоторых словах или формах слов: «двадц[ы]ти», «лош[ы]дях», «к сож[ы]лению».

В-шестых, окончания прилагательных мужского рода единственного числа «-гий», «-кий», «-хий» произносились так же как окончания прилагательных женского рода в косвенных падежах, т.е. «-гой», «-кой», «-хой». Подобное произношение, опять же, можно встретить в основном в театральной речи, а также в трудах многих русских поэтов, которые строили рифму с учетом этого правила. Вспомните известное стихотворение Лермонтова: «Белеет парус одинокий// В тумане моря голубом!..// Что ищет он в стране далекой?// Что кинул он в краю родном?».

Вопреки орфографии, твердо произносились возвратные суффиксы «-сь» и «ся». Например, слово «боюсь» произносилось как «бою[с]». Эта тенденция также нашла отражение в поэзии. А безударные окончания глаголов второго спряжения «-ат», «-ят» произносились как «-ут» и «-ют» – «дыш[ут]», «гон[ют]», «пил[ют]». Подобное произношение часто можно встретить и сегодня, в том числе в речи молодого поколения.

ТАНЦАВАТЬ

В-седьмых, в старомосковском произношении наблюдались характерные особенности произнесения определенных слов, например «танцевать» произносилось как «танц[а]вать». Также старомосковская норма предполагала, что в словах религиозного содержания единственно правильным вариантом считается произнесение фрикативного звука [ɣ] вместо [г]: «Бо[ɣ]», «[ɣ]осподи», «бла[ɣ]одать» и т.д.

Елена Денискина, редактор Центра Иностранных языков АКЦЕНТ.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s